ВИА "Поющие сердца" - Московский комсомолец

Форма входа

Календарь новостей

«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 412
Пятница, 09.12.2016, 00:57
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

ВИА "Поющие сердца"

Московский комсомолец


 ...Первое, что меня поразило на репетиционной базе ВИА «Поющие сердца», затерявшейся на пересечении столичного третьего транспортного кольца и Шоссе энтузиастов, - зингеровская швейная машинка, показавшаяся чужеродным элементом на фоне огромного количества музыкальных инструментов, звуковых колонок, усилителей, барабанов, гитар и дорожных сумок. Вспомнив кота Матроскина с его коронной фразой «А я еще и на машинке вышивать умею», поинтересовалась у Виктора о происхождении швейного агрегата.

  - Так я на ней шью, - с интонацией почти как у кота из Простоквашино удивил меня седовласый музыкант. - Я еще с армии шил, где, кстати, впервые познакомился и полюбил гитару и бас-гитару. Я служил в Польше, и в 1965 году у нас был совместный праздник поляков и наших военных. На сцену вышли ребята, у них три электрогитары и барабаны, работали, подрожав очень модным тогда «Beatles» (о которых мы и не слышали). И они так сыграли, что я был потрясён - ну, просто Америку открыли! Я познакомился с ними, заинтересовался электогитарами, и их руководитель Ричард говорит мне: «Да я тебя легко научу играть». А затем пообещал сделать гитару и звукосниматели. Тогда он был студентом института радиоэлектроники. Еще Ричард подарил мне проигрыватель и кучу пластинок, и я, благо времени свободного у меня в армии было много и музыкальное образование уже имелось, очень быстро освоил игру на гитаре и бас-гитаре. Как-то раз у меня была увольнительная, Ричард посадил меня на свой мотоцикл и повез в город Зелену Гуру к мастеру скрипичных дел, профессионально делавшему и гитары. За очень небольшую цену я приобрел настоящую, мастерски сделанную гитару. Кстати, она до сих пор у меня на почётном месте, иногда на ней дома играю. Вот такая у меня была музыкальная армия.

- То есть в группу “Поющие сердца“ Вы пришли хорошо подготовленным...

- Тогда на бас-гитаристов был дефицит. В коллектив “Поющие сердца“ я попал, как и многие другие его участники: Виктор Векштейн ездил по стране, искал в других городах одаренных людей, самородков и приглашал их для участия в ансамбле. Он не обращал внимания на прописку, помогал устроиться в Москве. Я приехал в столицу 29 декабря 1969 года. Первые месяц-два я жил прямо у Виктора дома, он очень помогал всем участникам коллектива, и создал прекрасный ансамбль ВИА «Поющие сердца», который просуществовал 15 лет. Когда В.Векштейн почувствовал, что время изменилось, в моду вошел рок, он всех нас собрал и сообщил, что хочет заняться новым проектом, (проект группа «Ария»), и предложил мне и Славе Индрокову оставить название “Поющие сердца“, но поскольку ушли все в 1985 году мы создали другую группу – «Эрмитаж» и стали одними из первых джаз-рок групп, играющих классическую музыку в стиле джаз-рок. Мы исполняли произведения Баха, Паганини, Шуберта, Римского-Корсакова, Чайковского, Бетховена и др. Помню, на первом нашем публичном выступлении в Московском киноконцертном зале «Октябрь», мы играли токатто Баха «ре-минор». Народ такого, конечно не ожидал, и сразу после окончания первого произведения прием был классный – люди кричали «браво», «бис». У нашего музыканта-аранжировщика Виталия Барышникова даже слезы на глазах выступили от неожиданности. Правда, после нас вторым отделением выступала популярнейшая в то время группа Стаса Намина «Цветы», а люди в зале продолжали кричать «Эрмитаж! Эрмитаж!», Стас после этого к нам подошел и сказал: «Я больше с вами выступать никогда не буду» (смеется). И действительно, больше совместных выступлений никогда не было. В составе группы «Эрмитажа» мы съездили в Чехословакию, потом в Париж, и везде у нас были очень успешные выступления. Но затем группа начала постепенно разваливаться, Виталий Барышников уехал на ПМЖ в Австралию, я - в Латинскую Америку работать с цирком на льду. Примерно в это же время Слава Индроков в течение пяти лет колесил по Китаю; Володя Куклин работал в Египте, в Германии, на Кипре, Андрей Грегер четыре года играл на клавишных у Влада Сташевского. А когда лет пять назад нежданно-негаданно началась мода на музыку 70-80-х, наша группа собралась вновь. С тех пор мы снова вместе. Успели побывать в Париже, Лондоне, Венеции и Черногории. Возвращение.

- Вас не коробит сейчас, что ваше творчество иногда характеризуют как “песни советских лет“?

- Нет. Мы очень даже этим гордимся. Скажу больше: я был приятно удивлен, когда два года назад нас стали приглашать в модные молодёжные клубы.

- Чем вы для себя объясняете возрождение спроса на творчество советских ВИА?

- Знаете, как говорят: чем больше коньяку лет, тем он дороже. То же самое прошли наши песни. Они были, во-первых, бережно сделаны, а во-вторых, их писали настоящие профессионалы. И, конечно же, немаловажный факт, что сами исполнители вкладывали в свои песни душу. Порой бывает так, что композитор просто играет на рояле и песни поет. Согласитесь, ведь не все композиторы здорово поют?! А если приложить исполнительское мастерство, сделать классную аранжировку, песня великолепно зазвучит. Многие песни, которые исполнялись в те годы, мы, конечно, пересмотрели, переработали через призму сегодняшних возможностей - современных студий и инструментов. Оставляя основную канву песни, мы осовременили аккомпанемент. И знаете, никто нам не говорил, что вот то исполнение, “старое“, было лучше нового. После возрождения (2000г.) у нас вышло два диска, и все разошлись - у меня даже нет ни одного сейчас, чтобы вам подарить!

- Песню «Кто тебе сказал» вы до сих пор поете на концертах?

- Да, обязательно! Кстати, эта песня была признана одной из лучших песен двадцатого века, ее исполнил Дима Маликов, но первым исполнителем всё же был ВИА «Поющие сердца»! Мы этим гордимся.  

- А выступления в клубах, куда люди приходят потанцевать или поесть, вас не напрягают?

- Абсолютно нет. Не важно, дворец спорта, концертный зал это или маленький клуб, я думаю, мы всё-таки заслужили звание профессионалов, и поэтому всегда и везде работаем с полной отдачей.

- Извините за нескромный вопрос: вы сейчас выступаете ради денег или ради удовольствия?

- Отвечу так: Ради удовольствия и за деньги. Поскольку я совмещаю сценическую деятельность с должностью администратора коллектива, скажу, что в прошлом месяце было семь концертов за деньги, а пять без денег, т.е. благотворительные, так называемые шефские концерты. Скажу честно, очень приятно, когда огромная площадь, где много людей и где платят много денег одновременно. Мы не алчные люди, но, безусловно, нас радует, когда и материальная и моральная стороны уравновешены. При этом мы никогда не халтурим. И если мы за три дня (учитывая дороги) выступаем в Екатеринбурге, Ярославле и Твери, то, гарантирую, ни один зритель не заметит, что мы не в форме, не выспались или что-то в этом роде.

- Кстати, насчет формы. Если вы по-честному отрабатываете, да еще много гастролируете, время на поддержание формы у вас остается?

- А с этим у нас связана одна история, которая длится уже больше года. Нам повезло. Год назад к нам после концерта подошла милая девушка и попросила визитку. Через несколько дней нам позвонил арт-директор одного московского частного спорт-клуба и предложил обмен: нам дают на год членские карты клуба, а мы, когда им нужно, даем концерты. Так что вся наша группа занимается спортом. Мы плаваем, играем в теннис, занимаемся на тренажерах, там же турецкие бани и сауны работают с 7 утра до 12 ночи. Повезло!!!

- Общаясь с вашей группой, я услышала совсем несвойственную популярным исполнителям фразу: “Нам все нравится“. Но хоть какие-то минимальные требования у вас есть, например, на гастролях?

- (Удивленно) Какие требования?

 Поясняю вопрос: мол, многие наши звезды и звездулечки в подражание «Западным» артистам стали составлять рейдеры - список требований, которые необходимо выполнить принимающей стороне. Виктор удивляется во второй раз.

- Ничего подобного у нас нет. Нам иногда говорят: извините, для директора не можем забронировать люкс или полулюкс. Да мы вообще на это внимания не обращаем! Единственная просьба - чтобы у всех были отдельные номера, где есть элементарные удобства. Капризов у нас нет. У нас старая школа, и учили нас тому, что нужно оставаться человеком. Мы же на виду, мы своим поведением можем привлечь человека, а можем и оттолкнуть. Скажу больше, если государство не заботится о единственном человеке, оно несовершенно. Мы же много по стране ездим и часто видим такие перекосы... Пару месяцев назад в Московской области должны были выступать. За несколько дней до выступления мне позвонил организатор концерта и говорит: очень много людей хочет попасть на ваш концерт, но не могут купить билеты, потому что им зарплату на две недели задержали. Это нас очень расстроило. Что касается приема на гастролях, нас не волнует, на какой машине встречают, хотя сейчас условия стали намного лучше - и отели другие, и машины. Раньше как было: ездили в автобусах “Кубань“, в котором зимой холодно, а летом жарко, а еще он вспыхивал легко, как спичка.

- Если сравнивать времена, вам сейчас больше нравится выступать, чем раньше? Или, может, что-то ушло?

- Определенно сказать нельзя. Раньше, к примеру, мы приезжали в Свердловск и два концерта в день отрабатывали (а в выходные три-четыре). Обязательно был живой звук - никто и не знал, что такое «фанера». Сейчас такого не бывает, чтобы два концерта в день. Один концерт в день отработаешь в свое удовольствие, да к тому же принимающая сторона кормит артистов. Двадцать лет назад об этом никто и не мечтал. Я возил с собой маленькую печку (мне ее артисты-лилипуты подарили) и такие же маленькие сковородки, кипятильник был всегда с собой. Мы все сами готовили. А те, кто по столовым бегал, в большинстве своем заработали гастрит.

- Так у вас помимо шитья еще и кулинарный талант обнаружился?

- Да (с довольной улыбкой), мы все умеем. Был у нас такой момент, когда моя жена Лена работала в «Поющих сердцах» костюмером. И для того, чтобы я был сыт, она предложила готовить на всю группу. После первого концерта для нас уже было готово первое блюдо, после второго - второе. Иногда, правда, прямо на сцене вкусной пахло едой... Так что в чем-то тогда было лучше, в чем-то сейчас. Скажу честно, если бы мы тогда зарабатывали, как сейчас, то мы были бы очень богатыми людьми. Был у нас один случай во Франции. Наш ансамбль на свой юбилей пригласила газета «Юманитэ». Французы не ожидали, что в России есть такие музыканты, играющие здорово и на классных инструментах. Корреспондент «Би-би-си» брал у нас интервью, и один из вопросов был такой: «Сколько вы зарабатываете?». Наш музыкант Виталик Барышников говорит: «22 рубля 50 копеек» (это высшая ставка). Журналисты удивленно спрашивают: «За минуту?», на что после паузы последовал ответ: «Да нет, за сольный концерт». Единственное, за счет чего мы могли дополнительно заработать, это два-три-четыре концерта в день. Да и то, больше определенного числа концертов в месяц выступать было нельзя. Мы однажды этот план перевыполнили на 500%. Меня тогда вызвал директор «Москонцерта» на ковер и хотел пожурить. Но я нашелся и парировал: «Да нам медали надо за это дать! Когда шахтер свой план на 104% перевыполняет, его награждают. А мы-то перевыполнили на целых пятьсот процентов, нам положена премия»! Премии, конечно, не дали, но «лишние» концерты простили. Сейчас ситуация другая. Но я знаю одно: если морально человек слаб, деньги его раздавят. Поэтому в материальном вопросе надо быть очень осторожным. Я заметил, что с приобретением большого количества денег люди меньше общаются, меняются, к слову сказать, не в лучшую сторону. Правда, когда денег нет - это тоже плохо…

- С кем из ВИА у вас сохранились хорошие отношения?

- Не могу сказать, что мы дружим, но всегда рады видеть такие ансамбли, как «Самоцветы», «Синяя птица», «Ореро», «Пламя», «Лейся песня», «Весёлые ребята», «Песняры», «Сябры» и др.

- Вы не думаете, что нынешняя мода на ВИА скоро пройдет?

- Всё проходит, но я думаю, что своя ниша у нас останется. За эти четыре года я понял, что все возвращается на круги своя. Наши песни знает уже другое поколение. Может быть, придет время, когда наша музыка опять окажется не востребованной, но мы умеем делать многое другое, и опыт выживания у нас уже есть. И мы это ценим больше, чем кто-либо другой, ведь только когда что-то теряешь, начинаешь это ценить по-настоящему. А работу свою мы очень любим, чего и всем желаем! С великим уважением! Пойте с нами. Ваши ВИА «ПОЮЩИЕ СЕРДЦА»!